EN
 / Главная / Публикации / «Из прерусских русский»: к юбилею Дениса Фонвизина

«Из прерусских русский»: к юбилею Дениса Фонвизина

Татьяна Синицкая14.04.2020

«Умри, Денис, а лучше не напишешь!» – сказал, по легенде, князь Потёмкин автору «Недоросля» после премьеры. «Сатиры смелый властелин», острослов, щёголь и персонаж исторических анекдотов, Денис Иванович Фонвизин окончил свою жизнь в параличе и долгах. 14 апреля исполняется 275 лет со дня его рождения.

Денис Иванович Фонвизин

Из ливонских рыцарей

Пушкин в 1824 году писал брату: «Не забудь фон-Визина писать Фонвизин. Что он, нехристь?! Он русский, из прерусских русской!»

Как известно, предки русского комедиографа принадлежали к числу рыцарей Ливонского ордена. Во время войны с Россией сын и внук Вальдемара фон Визина Пётр и Денис были приняты Иваном Грозным на русскую службу. Верные семейной традиции, Фонвизины, в том числе отец и дед писателя, становились людьми военными.

Герб дворян фон Визиных

Иван Андреевич Фонвизин, служивший и во флоте, и на суше, был души весьма отзывчивой. Чтобы спасти брата, наделавшего неоплатные долги, он в пору «цветущей своей юности» женился на 70-летней вдове Огарёвой и в течение двенадцати лет «старался об успокоении её старости».

Во второй брак он вступил уже по склонности сердца. Мать будущего писателя, Екатерина Васильевна, тоже происходила из семьи военных: отцом её был контр-адмирал и участник турецкой войны Василий Афанасьевич Дмитриев-Мамонов.

Брак был счастливым, у них родилось восемь детей. Денис, второй ребёнок и первый сын, родился 14 (3 по старому стилю) апреля 1745 года и был назван в честь своего предка – ротмистра Дениса Петровича, награждённого за военные доблести во время Смуты.

Пуговицы вместо шпаргалки

С XVI века потомки суровых рыцарей Фонвизины жили в Москве, в Печатниках (в Печатниковском переулке). Десяти лет от роду Денис с младшим братом Павлом (который впоследствии станет директором Московского университета) поступают в гимназию при этом университете, располагавшуюся недалеко от Кремля.

Вид здания бывшей Главной аптеки, где помещалась гимназия при Московском университете. Миниатюра. 1800-е гг.Учителя, по воспоминаниям Фонвизина, не слишком их утруждали. И экзамен в латинском классе ученики смогли выдержать лишь потому, что преподаватель показал им, какому спряжению соответствует та или иная пуговица на его кафтане и камзоле, и в решительный момент дотрагивался до «правильной» застежки.

А вот учитель географии нашить пуговиц не озаботился. «Товарищ мой спрошен был, куда течет Волга? „В Чёрное море“, – отвечал он; спросили о том же другого моего товарища. „В Белое“, – отвечал тот. Сей же самый вопрос сделан был мне. „Не знаю“, – сказал я с таким видом простодушия, что экзаменаторы единогласно мне медаль присудили», – рассказывает Фонвизин о своём триумфе.

Как бы то ни было, Денис считался одним из лучших учеников гимназии: золотые медали, похвальный лист, речь «о наилучшем способе к обучению языков» на немецком языке и поездка в Санкт-Петербург в конце 1759 года. Братья Денис и Павел «фон Визины» оказались в числе «избранных учеников», представленных основателю университета Ивану Шувалову. Тот подвёл Дениса к Ломоносову, который, узнав о латинской специализации юного гимназиста, «с великим красноречием» заговорил о пользе латинского языка.

Закончив университетское обучение, 17-летний Денис мог переводить с трёх языков – латинского, немецкого и французского.

«Бригадирша ваша всем родня»

Молодого переводчика определяют на службу в Коллегию иностранных дел. Он выполняет дипломатические поручения (едет в Северную Германию с миссией), занимается литературными переводами (басни Эзопа, «Метаморфозы» Овидия, несколько песен «Илиады» Гомера), а главное – он влюблён в театр. Первое представление он увидел в Петербурге ещё гимназистом, где, «потеряв благопристойность», хохотал над шутками «великого комедиянта» Якова Шуйского.

Фонвизин начинает с переводных комедий, а в 1769 году пишет пьесу со сценами из российской жизни – «Бригадир».

« По чести скажу вам: я до сих пор без памяти от вашего “Бригадира”. Вы удивительно хорошо читаете!» – ласково говорит императрица Екатерина в гоголевской «Ночи перед Рождеством» человеку «с полным, но несколько бледным лицом», одетому в «скромный кафтан с большими перламутровыми пуговицами». Имя автора «Бригадира», по мнению Гоголя, должно быть известно любому отечественному читателю.

Пьесу о галломане Иванушке и бригадирше Акулине Тимофеевне, его матушке, Фонвизин, искусный чтец, действительно читал самой Екатерине: она была довольна и «всемилостивейше приветствовала» автора за его искусную декламацию.

Фонвизин читает свою комедию в салоне цесаревича Павла Петровича. Рисунок, XX в.

«Бригадирша ваша всем родня; никто сказать не может, что такую же Акулину Тимофеевну не имеет или бабушку, или тётушку, или какую-нибудь свойственницу… я удивляюсь вашему искусству, как вы, заставя говорить такую дурищу во все пять актов, сделали однако роль её столь интересною, что все хочется её слушать», – отметил граф Никита Панин, всесильный екатерининский вельможа, наставник великого князя Павла Петровича, который вскоре взял Фонвизина к себе на службу и стал его покровителем.

Любовь к таинственной москвичке

Денис Иванович не был красавцем – невысок, полноват, да ещё постоянные мигрени с молодых лет, предвестники будущего удара. Однако он был признанным франтом. Носил соболий сюртук, туфли с большими пряжками, украшал платье живыми цветами.

Денис Фонвизин, гравюра XIX в.

О своей первой влюблённости в 16 лет он писал с юмором: с девицей, «о которой можно сказать: толста, толста! проста, проста!», он рассматривал эстампы соблазнительного содержания, но дальше этого дело не зашло – «желал бы я преподать ей и физические эксперименты, но не было удобности: ибо двери в доме матушки её ни одна не затворялась». Фонвизин заскучал и охотно общался с её матушкой, «которую целая Москва признала и огласила набитою дурою». Эти встречи не прошли для Фонвизина даром: матушка неизвестной москвички и стала прототипом знаменитой Бригадирши.

Настоящая любовь настигла его в 23 года: страсть к неизвестной москвичке, которая была замужем за военным, стоявшим с полком недалеко от Москвы. Добродетельная женщина хранила верность мужу, не давала молодому влюбленному «ни малейшего повода к объяснению» и призналась в своей любви только во время их последней встречи. В автобиографии «Чистосердечное признание» Фонвизин настаивает на чистоте их отношений и утверждает, что любовь к этой женщине он пронёс через всю жизнь.

Женился он в 30 лет на своей ровеснице, купчихе, вдове поручика Хлопова. Вести её дело по получению наследства в 300 тысяч поручил ему граф Панин. Расторопный Денис Иванович употребил всё своё красноречие, но тяжбу не выиграл: его будущая невеста была вынуждена довольствоваться некоторой денежной компенсацией и огромным петербургским домом на Галерной улице.

На решающем судебном заседании стряпчий заявил Фонвизину в лоб, что он-де защищает любовницу. И хотя между ним и Хлоповой ничего не было, Денис Иванович ответил, что женится на ней. Екатерина Ивановна стала для Фонвизина «его Катей», которую он любил, был предан и окружил самой нежной заботой. Детей у них не было.

«Публика аплодировала пьесу метаньем кошельков»

Так писал «Драматический словарь» о премьере «Недоросля», состоявшейся в Петербурге в 1872 году.

Титульный лист издания комедии Д. И. Фонвизина «Недоросль»

Идея пьесы возникла у Фонвизина во время путешествия по Европе; так что безграмотная Простакова цитирует, сама не подозревая, героев Руссо и Вольтера.

Для нас сегодня любимые герои – Митрофанушка, само имя которого стало нарицательным, с его бессмертным «не хочу учиться, а хочу жениться», и его матушка, госпожа Простакова: «Зачем учить географию? Извозчик есть, он довезёт куда надо!».

Однако, по словам самого автора, своим успехом его «Недоросль» обязан бесконечным нравоучительным разговорам Стародума с добродетельными персонажами, а не уморительно смешным разглагольствованиям Скотинина и Митрофана.

В ту эпоху с удовольствием читали длинные рассуждения о пользе добродетели, а звериная грубость отрицательных фонвизинских персонажей вызывала недоумение.

Почтенный Стародум, 
Услышав подлый шум, 
Где баба непригоже 
С ногтями лезет к роже, 
Ушёл скорей домой. 
Писатель дорогой! 
Прости, я сделал то же

Так писал после просмотра знаменитой комедии автор изящной «Душеньки» Ипполит Богданович. Тем не менее «Недоросль» стал самой репертуарной пьесой XVIII века в России, пережив множество любительских постановок; а в спектакле Нежинской гимназии роль Простаковой играл Гоголь.

Недоросль в иллюстрациях Т. Костериной

Последние годы в бедности и болезни

К образу Стародума автор вернулся в собственном сатирическом журнале «Друг честных людей, или Стародум». Он был составлен в виде писем персонажей «Недоросля»: Софья жаловалась дядюшке, что её муж Милон увлёкся другой, а Скотинин сетовал, что его любимая свинья скончалась.

Фонвизин замыслил издать четыре выпуска этого журнала, уже будучи поражён параличом после апоплексического удара в 1785 году (лечебная поездка на воды в Карлсбад несколько помогла ему). Однако издавать журнал запретила Екатерина, оставшаяся недовольна «Недорослем» и самим Фонвизиным.

Она также не одобрила и издание собрания его сочинений в пяти томах.

В её глазах комедиограф и автор сатирических статей в журналах был человеком неблагонадёжным.

Денис Фонвизин

«Екатерина любила просвещение, а Новиков, распространивший первые лучи его, перешел из рук Шешковского в темницу, где и находился до самой её смерти. Радищев был сослан в Сибирь; Княжнин умер под розгами – и Фонвизин, которого она боялась, не избегнул бы той же участи, если б не чрезвычайная его известность», – писал Пушкин в 1822 году.

Дела писателя находятся в отчаянном положении: его окончательно прекращают печатать, он до крайности беден и по-прежнему тяжело болен. Фонвизинам приходится продать дом Екатерины Ивановны на Галёрной улице.

В 1791 году его четыре раза поражал апоплексический удар. Тем не менее он работал над автобиографией «Чистосердечное признание», но закончить её не успел. Писатель умер в декабре 1792 года, его похоронили в Санкт-Петербурге на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

Фонвизину было неполных 48 лет.

Могила Д. И. Фонвизина на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-ПетербургеЕкатерина Ивановна оплакивала супруга в течение трёх лет своего вдовства и умерла в крайней бедности в том же 1796 году, что и недолюбливавшая Фонвизина императрица Екатерина II. 

Также по теме

Новые публикации

Актёры, режиссёры, преподаватели театральных вузов из стран ближнего зарубежья с 1 июля учатся на бесплатных онлайн-курсах повышения квалификации в ГИТИСе. О проекте, который стал возможен благодаря сотрудничеству с фондом «Русский мир», рассказывает директор Центра непрерывного образования и повышения квалификации ГИТИСа Тамара Потапенко.
12 июля отмечается Всемирный день бортпроводника. У представителей этой увлекательной профессии есть свой язык общения, в котором немало интересного. Познакомимся с ним поближе.
В истории Голливуда немало знаменитостей отзывались на русские имена-отчества. Но звезда голливудской классики «Король и я» Юл Бриннер, казалось, всю жизнь старался забыть о том, что родился во Владивостоке Юлием Борисовичем Бринером, хотя, как свидетельствуют очевидцы, до самой смерти свободно говорил по-русски.
Конкурс посреди пандемии — это нелегко, но чего не сделаешь ради детей, которые учатся сразу на двух языках и живут в билингвальной среде. Директор лондонской русской школы «Вишнёвый сад»  Татьяна Хендерсон-Стюарт рассказала о конкурсе «Однажды мне приснилось...».
В День семьи, любви и верности поговорим о терминах родства в русском языке. Тема эта актуальна, поскольку сейчас, наверное, только старшее поколение понимает, чем шурин от деверя отличается, а золовка от ятровки.
Известный венгерский поэт Ласло Секей перевёл на венгерский все самые популярные и любимые русские песни знаменитого поэта-песенника Алексея Фатьянова. И благодаря  знакомству с его творчеством он увлёкся переводами других современных российских поэтов-песенников. А венгерская публика с удовольствием слушает эти песни в исполнении Ласло Секея.
Со времён Петра I русская морская терминология складывалась на основе голландской, сказалось на ней и мощное английское, немецкое и итальянское влияние. Благодаря расшифровке этих специфических терминов можно реконструировать события, связанные со славой русского флота, например, ход Чесменской битвы.